Жизнь человека глазами психотерапевта

психологи_шутят

Вас каким-то невероятным образом заселили во что-то темное и теплое. Две чужие клетки вдруг стали вашими и вы почему-то начали делиться на два – и при этом увеличиваться, вопреки всем арифметическим правилам.

Вы ничего не понимаете. Вы не знаете кто вы и где, и что вам делать.

Оказывается, что делать ничего не надо, кроме как развиваться.

Вы не умеете кушать-какать, но при этом растете.

Все, что чувствует ваша мама, вы тоже чувствуете. Правда, вы не знаете, что такое мама и не понимаете, почему вы чувствуете то, что чувствуете. Вам никто ничего не объясняет.

Через какое-то время наступает ваша золотая эра – вы развились и с удовольствием покачиваетесь в тепле, наслаждаетесь собой и посасываете палец. Наконец-то вы выросли и можете расслабиться.

Но как только вы осознали всю прелесть вашего бытия и можете пожинать плоды своего труда, покачивания превращаются в удары, давления, грубость и вас начинают выдавливать.

Вы ничего не понимаете – кто вы, что вы и что делать – но вам никто ничего не объясняет, и через какое-то время мучений (пройдя 4 матрицы рождения), вы выплескиваетесь.

И тут же слепнете, так как вокруг один свет и ничего более. Вы решаете, что вы умерли.

Но оказывается, вы родились. Ваше привыкшее к теплу и нежности тельце зачем-то связывают, обворачивают чем-то жестким и незнакомым и потом куда-то уносят. Все, что вы можете – орать. Но на это никто не обращает внимания. Вы быстро устаете от безрезультативности проявления себя и засыпаете.

Наконец-то можно отдохнуть. Но вас будит голод, и вам приходится пользоваться единственным данным вам инструментом – орать. Вы им благополучно пользуетесь до появления молочных зубов.

Вы по-прежнему не понимаете, кто вы, что вы, но уже знаете, что делать – есть, пить и какать. И время от времени орать. Зачем все эти действия, вы не знаете, и вам никто ничего не объясняет.

Ура, вы начали ходить!

Мир оказался интереснее, чем тогда, когда вам было темно и тепло. Мир вы пробуете на вкус и кладете на язык, хотя маме это не всегда нравится.

Вы растете, у вас кризис трех лет. Вы заявляете «я сам!», с гордостью самостоятельно надеваете носки, и считаете всех вокруг дураками, особенно любимую бабушку. Все решают, что вы выросли, уже большой и взрослый, вы соглашаетесь, потому что умеете есть с помощью ложки и натягивать колготки. И тут бац – вас отправляют в садик.

В садике вы понимаете, что такой замечательный вы не единственный, носки здесь надевать умеют все. И вам снова приходится развиваться. Никто не объясняет зачем это нужно, но вам уже не привыкать.

В садике вы открываете удивительный мир противоположного пола, представители которого почему-то хотят не того, что хотите вы. Вы пытаетесь узнать у родителей, что это за существа и как с ними обращаться, слышите «Вырастешь – поймешь» (с галерки раздается гомерический хохот сорокалетних).

Со временем в садике вы привыкли и освоились, вам там начинает нравиться – и тут бац – 1 сентября. Вам повязали бантик (или на голову или на шею) и отвели на какую-то линейку.

Несколько лет чужая женщина почему-то считает, что вы должны ее любить и делать только то, что она говорит. А у вас кризис 7 лет, взросление как-никак, новые обязанности, на которые вы не соглашались.

Что делать – вам говорят.

Вы уже знаете, что вы мальчик или девочка. Но вам от этого понятней не становится.

Впереди вас поджидает кризис подросткового возраста. Не только вы не знаете, что вам делать, но и мамы-папы-психологи тоже не знают, что с вами делать. Все мужественно пытаются это пережить и дождаться вожделенного взросления. Хотя ни вы, ни взрослые толком не знают, что такое взрослость.

Заканчивается школьный период и от вас настоятельно требуют самоопределения. У вас «одни девочки на уме», а родители смотрят с надеждой, что вы уже хоть что-нибудь поняли и знаете, кто вы, что вы и чего хотите.

Вы делаете вид, будто знаете, чего хотите и поэтому поступаете в вуз, который порекомендовал папа, или подруга, которой порекомендовала ее мама.

Вы с облегчением выдыхаете: наконец можно пожить по-своему. Незаметно проживаете студенческий кризис, про который известно только психологам.

По-своему жить не получается, потому что, оказывается, пора зарабатывать деньги на жизнь «по-своему», а как их зарабатывать без профессии, никто не знает, но все ждут вашего взросления.

Что такое взросление, никто не объясняет.

Вы делаете вывод, что взросление – это когда есть деньги, и тут бац – случайно становитесь родителем.

Вы не понимаете, что делать. У вас кризис, но на него никто не обращает внимания, даже психологи. Обязанностей становится все больше и вам все сильнее хочется обратно, туда, где было темно и тепло. Вы приходите к маме, но мама непрозрачно намекает, что ребенок – ваш, и отвечать за него придется вам. Но иногда мама вам помогает, берет вашего малыша к себе, и называет его почему-то «своим сыночком». Вашей второй половине это не нравится, а вы хотите обратно, в маму.

С ребенком вы проживаете свои детские травмы, параллельно создавая ему такие же. Но вы ничего об этом не знаете, и по-прежнему не понимаете, зачем все это. Хотя у вас уже есть объяснение: для продления рода. Вы принимаете его, хотя оно малоубедительно. Но временами вам хочется в маму и выпить.

Не понимая скоростей, вы очень быстро достигаете кризиса 40-ка лет. Вами играют все кому не лень: ваши скрытые чувства, тени, недостатки, начальники, супруги и дети. С высоты галерки вы завидуете молодости молодых, но объяснить им, чего хотят представители противоположного пола и как с этими существами общаться, вы не можете. Это остается тайной за семью печатями. Кстати, у вас тоже есть пара-тройка тайн; втайне вы ими гордитесь, но никому о них не рассказываете.

Все более-менее устаканивается, у вас уже внуки, квартира, профессия. Вы справились.

Но кризис 40-ка лет нашептывает – и вы почему-то ему верите – что жизнь коротка, она проходит, а вы еще очень много не успели. Что именно не успели, вы не понимаете, но это уже не важно. Вам нужно наверстать.

После того, как наверстали, вы с недоумением смотрите на все, что разрушено и привычно не понимаете, зачем вы это сделали. У вас есть выбор – пойти к психотерапевту или к маме. Вы хотите к маме. И выпить.

В конце жизни вы неожиданно понимаете.

Вы искали любовь, себя и маму.

Все становится предельно ясно и понятно, вы облегченно вздыхаете, потому что наконец-то поняли.

И тут бац – вы умерли.

расстановкиводессе

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Введите правильный ответ *